Жанасыл ОСПАНОВ: Многие хотят быть добрыми за счет бюджета

Жанасыл ОСПАНОВ: Многие хотят быть добрыми за счет бюджета

фото: bnews.kz

Электронные системы господдержки АПК встречает локальное сопротивление как со стороны чиновников на местах, так и аграриев. Казалось бы, прозрачность, системность и автоматизация должны ударить по коррупции и бюрократии, а это,  как минимум,  выгодно в первую очередь потребителям – аграриям, а в конечном счете и государству. Но, не все так просто! О том, почему так сложилось,  мы беседуем с председателем правления АО «Информационно-учетный центр» Жанасылом ОСПАНОВЫМ.

 — Жанасыл Бегалиевич, главный вопрос: почему всегда так – делаем что-то, а потом оказывается, что это не работает или работает крайне плохо? Критика ведь не на пустом месте…

— Во-первых, критикуют только отдельные лица. Это не массовое какое-то явление, а отдельные акции, скажем так. Во-вторых, есть интересы общества и государства, а есть интересы отдельных чиновников и «почти» государственных структур, а также аграриев. Мы должны решить: что важнее? Для всех важны системность и прозрачность, а вот «ловить рыбу в мутной воде» привыкли отдельные люди. Да, у этих людей есть ресурсы влиять на общественное мнение, даже на госорганы. Не скажу, что мы слишком разочарованы этим фактом, но мы будем продолжать работать, внося какие-то коррективы в свою работу. А объективная критика только в нашу копилку – она показывает места, где нужно дорабатывать.

— Говорите загадками. Можно конкретные примеры?

 Вспомните, сколько критики было в адрес электронных зерновых расписок (ЭЗР) со стороны аграриев! Не буду утверждать, что это спланированные акции и лобби со стороны, но такие подозрения возникали. Теперь, благодаря ЭЗР внедрены электронные торги зерном. Достижение? Безусловно. До внедрения ЭЗР не было возможности вести контроль реальной загруженности ХПП и элеваторов. Отсюда необеспеченные кредиты, банкротства, суды и уголовные дела. Сейчас любой фермер и госорган в онлайн режиме может наблюдать загруженность на том или ином хлебоприемном предприятии.

А самое главное, впервые, за всю историю взаимоотношений между элеватором и фермером, появилась возможность выпустить зерновую расписку только после согласования с фермером качественных показателей зерна. Это было очень большой проблемой, и фермеры поднимали её очень давно. Тем самым исключено злоупотребление элеватором своим доминирующим положением.

На сегодня в системе зерновых расписок работает более 4 тысяч сельхозформирований. С июля 2016 года ими с использованием электронных зерновых расписок проведены операции  общим объемом более 86 млрд тонн зерна.

Глава государства требует, чтоб велась профилактика и борьба с коррупцией. Думаю, любой государственник с этим согласится. Но коррупция любого уровня – это некая система, которую можно победить, только создав другую систему по борьбе с ней. Одиночными уголовными делами этого не решить. Электронные механизмы субсидирования, распределения дизельного топлива, электронные поля, карты агрохиманализа, основанные на прозрачности и неподкупности машин – это и есть та система, которая может и должна сделать эту сферу прозрачной. Прозрачность – лучшее лекарство против коррупции.

— Давайте все-таки меньше лозунгов, а больше конкретики. Скажем, была публикация в СМИ, что фермеры из-за новой системы оформления субсидий их попросту не получили или получили, но не в положенном объеме. С этим что делать?

— Я могу привести десятки примеров, когда субсидии выплачивались незаконно. Что это меняет? И среди чиновников, и среди фермеров не все сплошь святые люди. Есть примеры того, как фермеры не сеяли на каких-то полях, но получали за них субсидии. На это ушло десятки, сотни миллионов бюджетных денег. С этим что делать? Сейчас, мы можем просмотреть и перепроверить данные за много лет в прошлом и у каждой проблемы, как говорится,  найдется своя фамилия. Гоняться сейчас за каждым клерком районного масштаба или фермером, сажать около них проверяющих инспекторов нет никакого смысла. Нужно создать такую систему, которая просто не позволит этим людям договориться между собой.

Сейчас много говорят о рациональном использовании земель. Это правильно. Но как государству, как обществу контролировать этот процесс? На каждое поле комиссию принципиальных, неподкупных и компетентных людей не отправишь! Но можно создать систему, которая будет анализировать данные космоснимков этих самых полей. Всё как на ладони. Все уже давно придумано и не нами. Во всем мире системы мониторинга работают на прогресс и развитие, и только в Казахстане находятся противники этого.

Кстати, буквально перед нашей беседой нам позвонил фермер, который подавал заявку через портал «Qoldau» на субсидирование. Сумма немаленькая – около 30 млн. тенге. Но электронная система «не дает» ему подать заявку. В чем причина? Выясняется, что у потенциального получателя субсидий имеются сельхозугодья, однако они не возделывались последние четыре года. Чем не «звоночек» для контролирующих и надзорных органов с точки зрения рационального использования земли?

— Но, в любом случае проблему тех же земельных наделов на разных БИНах и ИИНах, Вы не опровергаете? Именно из-за этого многие аграриев остались вне господдержки, без субсидий?

— Мы эту проблему никогда не опровергали. Скажу больше: Мы ее первые и озвучили больше года назад. Не в прессе, разумеется, а обратившись в ряд ведомств, ответственных за эти базы. Как вы понимаете, процесс принятия решений на таком уровне – это длительный процесс. Мы сами уже устали от этого, также как аграрии. Так как мы на передовой и несем репутационные потери. Люди, кто не разбирается во всех тонкостях, не владеет всей информацией начинают ругать в целом портал «Qoldau» и команду Информационно-учетного центра. Это неприятно слышать и читать, как мне, так и нашим специалистам, кто вложил все свои знания и опыт в это дело. Думаю, придет время и эффект от этих новаций все-таки будет таким, что все, кто нас критикует сегодня,  признают свою неправоту. Нам всем нужно пережить этот сложный процесс систематизации и унификации. И не нужно путать причину и следствие.

Поймите, для того, чтобы система работала нужны унифицированные данные. Условно говоря, мы не можем прибавлять 10 сантиметров и 5 миллиметров, получив 15 единиц чего-то. Мы должны привести данные в единый формат, то есть либо в сантиметры, либо в миллиметры, а потом только складывать эти цифры. Это упрощенный, но показательный пример. Разрозненность данных, разрозненность государственных баз – это одна из проблем, которую приходится решать. Как только вопрос решается, система начинает работать. Вот проблема с БИНами и ИИНами – из этой же оперы.

— Но, это проблема госорганов, а не конкретного агрария. Почему он должен страдать?

— В идеале «страдать», как вы выражаетесь, не должен никто. Но, мы имеем то, что имеем сегодня. Где теперь искать тех, кто когда-то принимал участие в разработке и принятия тех систем? И виновны ли они вообще? И в то время,  и сейчас – системы верны каждая в отдельности, но сейчас, с развитием технологий, возникла потребность их объединить. Конечно, это болезненный процесс для его участников.

— Нельзя было вначале все унифицировать, а потом внедрять?

— Поверьте, пока не начнешь заниматься чем-то,  даже не знаешь о существовании определенных проблем. Конечно,  проводится предварительная работа, проводится анализ вероятных рисков и возможные пути их решения. Но если сидеть и заниматься планированием,  можно сидеть так ещё много лет, а тем временем мир уйдет далеко вперед. Наоборот, показательно что при унификации на поверхность выходят какие-то вопросы и проблемы, о которых мы не знали и не узнали бы, если бы не внедряли новое. Как только стали внедрять электронные поля, выяснилось, что земель, оформленных на отдельных членов фермерского объединения, система не видит. Причина в том, что земли оформлены на ИИНы членов этого объединения, и по БИНу они не видны. Мы столкнулись с этой проблемой, и в феврале 2018 года направили ряд писем в госорганы, с тем чтоб решить этот вопрос…

— И обещали фермерам, что вопрос решится в третьем квартале 2018 года. На дворе 2019 год, а проблема не решилась…

— Да, не решилась. Дело в том, что комментируя этот вопрос, мы опирались на официальное письмо Комитета государственных доходов Минфина, в котором они обещали наладить интеграцию в третьем квартале 2018 года. Но работа не шла. Осенью мы направили налоговикам очередное письмо и получили ответ, что «сведения о членах совместного предпринимательства составляют налоговую тайну», то есть получили отказ в предоставлении информации, и интеграции систем. По сути, мы получили два ответа одного госоргана противоречащих друг другу. Хорошо. Наши юристы подготовили обоснованный ответ и снова направили в Комитет госдоходов и другие ведомства. Не помню дословно, но суть в том, что по закону данные по субъекту необходимые для оказания госуслуги этому же субъекту не могут быть защищены налоговой тайной. Нас поддержал Минсельхоз, реноме которого также страдает из-за всей этой бюрократии. Обидно, что этот вопрос можно было бы решить за несколько дней, буквально «в ручном режиме» взять и внести данные по этим хозяйствам — их немного по стране. Мы предложили 3 варианта решения вопроса, снова направили письмо в ряд ведомств. Ждем.

К сожалению, эпистолярный жанр всегда имел в госслужбе большой успех. Я сейчас не конкретно о переписке между ИУЦ и налоговиками. Так с любым ведомством, с которым так или иначе приходится контактировать.

Недавно теперь уже бывший вице-министр сельского хозяйства разместил пост в Фейсбук относительно ухода с гослужбы. Его текст стал очень популярным, по той простой причине, что в нем всё – правда. На решение тех вопросов, которые можно было бы решить за 20 минут уходят месяцы обсуждения, переписки и заседаний. Но для потребителей крайние Минсельхоз и «Информационно-учетный центр» с его порталом Qoldau. Нас упрекают в том, что якобы ИУЦ нарушает права предпринимателей,  лишая их субсидий. Это нонсенс. Мы работаем над тем, чтобы как раз предприниматели получали субсидии, чтобы была прозрачность, чтобы была доступность для каждого, чтоб сократить бюрократию и время получения субсидий, а собак всех спускают на нас.

— Давайте обсудим ещё один конкретный пример – систему электронного распределения льготного дизельного топлива. Насколько я помню, в ВКО фермеры опубликовали открытое письмо, о том, что новую систему необходимо отменить пока не поздно, что она не работает. Вы его читали?

— Конечно, для нашего центра любой сообщение такого характера – это ЧП, а этот случай вообще особенный!

— Почему?

— Потому что в целом письмо выглядит не как письмо аграриев, а как какая-то адвокатская речь в пользу операторов. Фермеры возмущаются, якобы, что оператор должен оплачивать топливо заводу, со своей стороны фермер оплачивает в АО «ИУЦ», и только после фактической отгрузки топлива фермеру, Информационно-учетный центр переводит средства на счет оператора. Плюс этой схемы в том, что фермер защищен от проволочек. Много лет фермеры жалуются, что даже оплатив 100% стоимости топлива они неделями, и даже месяцами не могут получить свою солярку. С новой схемой оператору невыгодно будет тянуть время, иначе и денег он не получит. Но в своем обращении фермеры почему-то все перевернули с ног на голову, якобы операторы из-за разрыва в средствах будут вынуждены брать дорогие кредиты, что скажется на цене. Но извините, согласно законодательству операторов выбирает местный акимат – их задача выбрать достойную компанию-оператора, у которого есть достаточные ресурсы. То есть финансы и мощности, чтобы обеспечить закуп и своевременную отгрузку. Времена, когда можно было выиграть крупный тендер на поставку ГСМ с одним дипломатом, в котором лежат устав, печать и фирменный бланк уходят в прошлое. Это ли не борьба за права фермеров? Но сами фермеры почему-то считают иначе. Не все конечно, а те, кто подписал то самое обращение. Кроме того, фермерам самим необходимо планомерно подходить к формированию и заполнению заявок, чтобы четко спланировать покупку ГСМ.

Авторы письма — фермеры Алтайского края ВКО почему-то вдруг даже выставляют операторов некими благодетелями. Якобы если проблемы с доставкой от оптового операторы – те на местах могли отгрузить топливо со своих ресурсов. Хотелось бы пояснить, что портал Qoldau никак не проверяет, с каких конкретно объемов отгружено топливо и произведена ли за него оплата со стороны агрария. Если есть факт поставки, деньги переводятся со счета ИУЦ на счет оператора.

Что касается наличия или отсутствия бензовозов для вывоза топлива у фермеров, то здесь можно до подачи заявки обговорить с оператором график поставки топлива на его технике, и только после этого подавать заявку. Думаю, при правильной логистике проблем быть не должно.

— Но есть основная проблема, с которой сталкиваются фермеры и ее нельзя игнорировать – доступ к интернету! Есть села, где нет ни проводного, ни мобильного интернета минимального качества, чтобы можно было делать заявки онлайн. В этих села также работают крестьяне. Как быть им?

— Вопрос развития интернета в стране – это проблема не только отрасли сельского хозяйства, а всей экономики в целом. В настоящее время государством проводятся работы по расширению доступа для отдаленных регионов на основе государственно-частного партнерства. Мы признаем, что такая проблема есть. Но прогресс не стоит на месте. Да, пока придется выезжать в район или соседнее село, где интернет есть. И это реальная проблема для отдельно взятого фермера. Но 1-2 раза выехать в райцентр, думаю, можно. С учетом того, что ранее в любом случае приходилось выезжать в райцентр, чтоб отвезти бумаги для оформления топлива или иных субсидий через отделы или управления сельского хозяйства. С той разницей, что сейчас это необходимо сделать онлайн через портал АО «ИУЦ». И по поводу, оплаты кстати, люди жаловались, что не везде есть отделения банков. Думаю, там где нет банков, можно воспользоваться услугами Казпочты, отделения которой есть в каждом сельском округе.

— А как же альтернативы? Почему именно ИУЦ? Почему не оставить прямого закупа, то есть старого и нового механизма, чтобы фермер мог выбирать сам?

— Мы возвращаемся к тому, к чему пришли вначале разговора. Льготное топливо, инвестиционные субсидии, субсидии стоимости удобрений и так далее… все это меры государственной поддержки аграриев. Именно государственной! То есть, если государство выдает какую-то помощь аграрию, логично, что государство должно иметь возможность контролировать процесс, чтобы не было нарушений и злоупотреблений. Как это сделать? Как я уже говорил, возле каждой комиссии, на каждое поле или каждой коровы инспектора не поставишь. Выход в применении современных технологий, причем системы на основе этих самых технологий. Отмечу, что на разработку этих систем господдержки мы не потратили ни одного тенге бюджетных средств! Хотя было много предложений и вариантов госведомствам закупить услуги по подобным электронным системам у поставщиков. Я имею ввиду электронные механизмы поддержки предпринимателей страны. Все хотят быть добрыми за счет бюджета, потому что это просто. А попробуйте организовать это как бизнес-процесс, как долгосрочную инвестицию со стороны государства, чтоб вложенные средства вернулись в стократном объеме! Это и делает Информационно-учетный центр. Только за счет организации электронной торговли зерном, фермеры смогли продавать зерно по более честной цене. Только за счет квот, исходя из средней урожайности и посевной площади при государственном закупе пшеницы, мы смогли убрать перекупщиков и трейдеров, которые ранее за копейки скупали зерно и, не вкладывая труд,  имели хорошую маржу. О том, что был наведен порядок с мощностями хранения зерна, я уже говорил ранее. Есть еще несколько сервисов площадки Qoldau, о плюсах которых мы готовы рассказывать каждому аграрию. Да, сегодня возникают трудности, как и в любом новом деле. Но, нужно понимать, что решая их мы увеличиваем наши шансы работать более эффективно.

АО «Информационно-учетный центр»

Тэги: #Жанасыл #Оспанов #ИУЦ #фермер #электроннаясистема

06 марта 2019

Ранее мы рассказывали:

Вернуться назад





Использование материалов портала разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.